Российский и мировой рынок стали: 23-30 июня 2024 г.

02.07
2024

Российский рынок стальной продукции завершает первую половину 2024 г. в неоднозначном состоянии. Впрочем, в таком положении находится вся российская экономика, которую с одной стороны перегревают госинвестициями, а с другой — усиленно замораживают высокими процентными ставками.

В конце прошедшей недели состоялся очередной годовой Конгресс Российского союза поставщиков металлопродукции (РСПМ). Прошел он в Казани — прекрасном и гостеприимном городе, где недавно завершились Игры БРИКС.

Столица Татарстана, одного из ведущих промышленных и сельскохозяйственных регионов России, на своем примере демонстрирует высокие темпы роста отечественной экономики. Но в то же время, бизнес там, как и везде, вести сейчас весьма не просто.

К концу июня, похоже, приостановился подъем цен на стальную продукцию на отечественном рынке. Он продолжался ровно два года, в течение которых стоимость различных видов проката увеличилась на 20-65%. В наибольшей степени за этот период подорожал прокат с полимерным покрытием, низшую строчку в рейтинге занимает фасон. Горячекатаный лист за два года прибавил примерно на 35%.

Почему прекращается рост? Да потому что металлургические компании не видят возможностей для дальнейшего повышения. Спрос на стальную продукцию находится на неплохом уровне. В частности, металлурги не опасаются провала в строительном секторе после отмены льготной ипотеки. По их данным, девелоперы уже давно подготовились к этой неприятности и переживут, ее не сбавляя темпов роста. Тем не менее, подъема, сравнимого с прошлогодним, на рынке нет и не будет. Высокие процентные ставки реально тормозят экономику за пределами тех секторов, что пользуются государственной поддержкой.

Немалую роль, очевидно, играет сырьевой фактор. Металлолом в последнее время немного опустился в цене. Да и в целом изменения в его стоимости с середины прошлого года происходят в весьма узком интервале.

Железная руда в июне подешевела на мировом рынке. Соответственно, в третьем квартале снизятся и значения международных железорудных индексов. Есть вероятность, что в Китае во втором полугодии сократится выплавка стали, как это было в 2022 и 2023 гг. Не факт, что при этом китайские компании существенно уменьшат объемы экспорта проката и полуфабрикатов. От дешевой китайской продукции мы, по-видимому, в обозримом будущем никуда не уйдем. Но спрос и цены на ЖРС, скорее всего, понизятся.

Однако самое главное, что российские производители стали не смогут в ближайшем будущем рассчитывать на расширение продаж. Чисто на уровне коммерческих отделов эта проблема решения не имеет. Понижение цен в этом отношении совершенно бесполезно, если не хуже. Экспорт в страны СНГ и немного в дальнее зарубежье помогает, но эти рынки быстро насыщаются. Поэтому, скорее всего, котировки в России вышли на плато и будут находиться на нем, как минимум, до октября.

В то же время, давление на цены в сторону повышения сохраняется. Его источником являются растущие издержки. На Конгрессе многие выступающие рассказывали, насколько сильно увеличились их затраты за последние два-три года.

Всеобщая проблема — расширение фонда оплаты труда. Особенно это актуально для металлоторговых компаний, для которых это одна из основных статей расходов. Поэтому им трудно конкурировать с оборонной промышленностью, которая способна предложить дефицитным специалистам более выгодные финансовые условия.

В ближайшее время противопоставить этому по-прежнему будет нечего. Придется ждать завершения СВО. Вообще, высокие зарплаты — это плюс для экономики. Потребительский рынок расширяется, создавая спрос на отечественные товары и услуги. Однако увеличению объемов предложения как раз и мешает острый дефицит рабочей силы. А удовлетворение потребностей за счет импорта сейчас весьма затруднено.

Санкции, создающие препоны для российской внешней торговли, — еще одна большая проблема для бизнеса. Как отмечали участники Конгресса, за последние три года стоимость зарубежного оборудования и комплектующих выросла в 2-3 раза. Основной причиной этого подорожания стало резкое усложнение доставки, включая платежи.

Причем, данная проблема, впервые возникшая еще в 2022 г., никак не решается. Более того, есть четкая тенденция к ухудшению под действием вторичных санкций. Понятно, что банки — это зло. Порой, большое и коварное зло. Но возникает вопрос: а можно ли разработать такую систему международных платежей, в которых банки вообще не участвуют?

Хавала (система неформальных денежных переводов) у мусульман существует уже несколько веков. Почему бы, например, не воспользоваться ее наработками? Или использовать современные цифровые механизмы? Хотя, понятное дело, для этого нужно содействие со стороны партнеров. Ибо, как сказано классиками, “согласие — есть продукт взаимного непротивления сторон”.

Так или иначе, если государство реально озабочено снижением инфляции, ему стоит обратить пристальное внимание на эту сферу. По сравнению с расходами на логистику международной торговли даже курс рубля выглядит глубоко второстепенной проблемой.

Впрочем, у российского бизнеса значительно увеличились и другие затраты. Сильно подорожала логистика вследствие повышения железнодорожных тарифов, с одной стороны, и нехватки водителей и автотранспорта, с другой. Очень серьезной статьей расходов стали проценты по кредитам. Повысились налоговые и прочие платежи. Это угрожает окончательным обнулением маржинальности многих компаний. Запас прочности у российского бизнеса, конечно, немалый, но рано или поздно он покажет дно.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Мы сами вам позвоним, в удобное для вас время:

Закажите звонок